Икорный пост

 
1 апреля 2008 22:54   799 просмотров
 

В Приморье заканчивается нерест лососевых рыб, но страсти на нерестовых реках продолжают кипеть.

Быть в заповедном районе во время нереста одной из удивительных рыб Дальнего Востока - кеты - и не посетить нерестовую речку, через которую к тому же пролегает путь по Хасанскому району, было никак нельзя. Выполнив основное задание, корреспондент \"РГ\", вместе с коллегами из городской газеты напросились на экскурсию по нерестовой реке. Специалист Россельхознадзора Василий Чернышев, еще не отдохнув от предыдущей неспокойной ночи, повез журналистов за девять километров от села к своему посту. В нынешнем году эта природоохранная организация работает по совместному плану с управлением внутренних дел края, согласно которому на каждом из стационарных постов по охране водных биоресурсов вместе с инспекторами рыбнадзора круглосуточное дежурство несут сотрудники милиции. В Хасанском районе таких постов шесть. Кроме того, действуют три мобильные группы, в которых задействовано с той и другой стороны по 20 сотрудников.

Пункт рыбоохраны, где работает наш инспектор, расположен у стационарного поста Барабашского рыбозавода, где на так называемом подъемном устройстве для воспроизводства рыбы дежурят по четыре человека - два сотрудника милиции и два опытных рыбовода: Александр Яковлев и Виктор Минжулин. Главная задача у рыбоводов - отловить крупные здоровые экземпляры рыб, отсортировать их по полу, поместить в садки - большие деревянные ящики, стоящие прямо в реке, и наблюдать за подопечными, пока те не созреют. На языке рыбозаводчиков это означает, что выловленная кета должна находиться в садках до тех пор, пока не будет готова начать нереститься. До того момента, когда рыбовод опытным глазом определит эту готовность, может пройти дней 10-15.

Днем на берегах реки относительно спокойно, слышно только пение птиц да всплески рыбы в садках. Зато ночью здесь, как на оживленном перекрестке. Милицейские свистки, шум двигателей, крики, перебранка. Клиенты у рыбоохраны как на подбор неспокойные, в основном нетрезвые, и ведут себя соответственно. Могут и в драку полезть, и, вырвавшись из цепких рук, в холодную воду сигануть, а выплыв на другой берег, вдоволь накричаться о том, что думают в данный момент и о рыбе, и о милиции, и об инспекторах. Одним словом, каждый день инспекторы сталкиваются с атрибутами охоты на браконьеров, которых влечет сюда из всех близлежащих населенных пунктов. Но и бороться с незаконным промыслом здесь полегче, чем на отдаленных таежных притоках, потому что место здесь цивилизованное - есть электричество, скамьи да стол, чтобы составлять протоколы. За последнее время Василий Витальевич написал их уже более 40, да сетей более 12 километров снял с реки.

- Раньше берегли сети, потому что сами вязали. А сейчас они у китайцев по 100 рублей продаются, если что, бросить не жалко, - говорит инспектор, рассказывая о том, что стало сложнее ловить любителей незаконной рыбалки. Но зато уже второй год среди них нет сибиряков, жителей Еврейской автономной области, Благовещенска, которые приезжали сюда за массовым уловом. Решительная, более организованная работа инспекций Россельхознадзора отбила у соседей охоту ловить рыбку в чужих водах. Остались только свои, впрочем, многие попадаются не первый раз - трудно удержаться от незаконной рыбалки, когда только в окрестностях села Барабаш три нерестовых реки. Для неработающего населения рыба да икра, которые можно свободно купить при въезде в Барабаш, - один из источников сезонного дохода.

Мы поинтересовались у продавщиц, не боятся ли они стоять с такой продукцией? Ведь во время нереста ловля красной рыбы запрещена. Но гражданки здесь бывалые, говорят, конечно, милиция штрафует, отбирает икру с рыбой, но риск оправдан. С одной рыбины можно получить до килограмма икры - это 700 рублей, да сама она стоит 250. А если учесть, что через село проходят за день сотни машин к южным портам, десятки туристических маршрутов, то считайте сами, каков оборот у придорожных прилавков. Так и живут на нерестовых реках - одни охраняют достояние природы, другие пользуются ее плодами.

Мы возвращались в село, так и не увидев редкого зрелища массового хода кеты. Все оказалось просто - рыба идет на нерест ночью, прячась от посторонних глаз. Зато браконьера живого увидели. Инспектор наметанным глазом определил его в парне, стоящем на обочине, и притормозил. Нарушитель закона спокоен, орудий лова при нем нет, рыбину, что в мешке, при случае можно сказать, что нашел.

Вспомнился на днях показанный по телевидению сюжет об Аляске. Там во время хода рыбы на нерест каждый может за 17 долларов купить лицензию на вылов 30 рыбин. Там же, на берегу, на оборудованных местах - разделать, засолить лосось, убрать за собой рабочее место, и все это на законных основаниях. И все довольны - семьи, которые в разумных объемах и на законных основаниях заготавливают рыбопродукцию, и государство, получающее за это деньги. И никакой детективной погони, борьбы и угроз в адрес инспекторов.

В Приморье в бассейнах 27 нерестовых рек действуют 32 стационарных поста рыбоохраны. С начала хода нереста лососевых - 15 сентября - зафиксировано 845 нарушений рыбоохранного законодательства, наложено штрафов на сумму 616,8 тысячи рублей, предъявлено ущерба на сумму 77,6 тысячи рублей, изъято и уничтожено 1,4 тонны рыбы, 558 запрещенных орудий лова. В следственные органы переданы материалы для возбуждения 20 уголовных дел.

 
 
 

Обсуждение

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы добавить комментарий.