«Главный по рыбе» попытался купить осетра в Красноярске

 
12 апреля 2008 12:53   1071 просмотров
 

В Красноярске два дня пробыл главный в стране человек по рыбе - Андрей Крайний. Провел совещания, встречался с Хлопониным и Уссом…

А с «Комсомолкой» Андрей Анатольевич согласился на небольшую авантюру: съездить на местный рыночек, чтобы посмотреть – лежит ли на прилавках запрещенная к вылову рыбка. Осетр, например. А также черная икра. Для тех, кто не в курсе, – можно продавать только того осетра, который выращен на специальной рыбной «ферме» (в нашем крае такая есть в Назарово). Ловить эту древнейшую рыбу в естественной среде (и добывать икру) нельзя.

Накануне мы с редактором, правда, решили подстраховаться. Сами осетра сто лет не покупали, черную икру – тем более. Надо проверить – может, его у торговцев и в помине нет?

Вторник, 18 часов вечера: черная икра по дешевке

Приезжаем на рынок «Взлетка», как раз недалеко от нашей редакции.

Вот они, рыбные ряды… Золотисто-оранжевая семга, серебристая форель, сияющая красная икорка. И осетры, живые, – плавают рядом в небольших аквариумах, тыкаясь острыми носами в стеклянные стенки.

Насчет этих все понятно – «рыба в законе».

- Эти какие-то маленькие, а побольше осетр у вас есть? – спрашиваем у бойкой продавщицы в запачканном рыбой фартуке.

- Конечно, есть! – женщина буквально хватает нас за руки, чтобы мы не ушли к соседнему прилавку. - Настоящий северный осетр. По 650 рублей за кило. По 550 отдам. Да что там, – женщина понижает голос. - По 450! Только никому не говорите, а то мне прилетит за то, что я цену сбиваю…

- А по весу на много потянет?

- Он здоровый, килограмм на 10-20. Но можно и кусок купить. Давайте, я его сейчас достану, покажу. Женщина бросается к огромному холодильнику и начинает вытягивать гигантскую рыбину из снежного хранилища.

- Нет, нам целого. Хотим на праздничный стол поставить. А еще бы икорки черной…

- Есть, есть… Отборная. По 16 000 рублей за кило. У меня дешевле всех. На Центральном вообще по 22–25 тысяч!

- Ну ладно, - соглашаемся мы. – Скорее всего, у вас и купим. Только мы завтра с утра подойдем, ладно? Чтобы к столу все посвежее было…

Торговцев рыбой на «Взлетке» - человек десять, не больше. Но северные осетры и черная икра есть у всех. Бери – не хочу…

Среда, 10 часов утра: на каждого продавца по одному проверяющему

К редакции «КП» подлетает небольшой кортеж. Впереди – патрульная машина, сзади – тонированная иномарка. В ней – Андрей Крайний. Его помощники из Москвы и начальник местного, Енисейского, управления госкомрыболовства Владимир Маринин. Нас с редактором сажают в машину ГИБДД, и кортеж срывается с места. «Вв-аа-уу!!!» - патрульные радостно врубают сирену. «Мужики, потише, потише, - просит редактор. Мы же всех торговцев распугаем!»

На рынке – подозрительная тишина. Подходим к нашей вчерашней знакомой.

- Ну, мы за осетром…

- Не могу, ребята, милицейская проверка у нас!

И правда – напротив рыбных рядов стоит человек пять в штатском, буквально прожигая взглядом продавцов.

- Не могу, - мучения продавщицы достигают апогея: клиенты, готовые заплатить кучу денег за контрабандную рыбку и икру, уходят из-под носа. – Люба! - Она обращается к соседке: – Может, сбегать, достать из контейнера?

- С ума сошла! На нас же смотрят…

- Что ж делать-то?! Я из Москвы приехал, хотел вашей рыбки купить, - очень натурально «огорчается» Андрей Крайний.

- А вы живого осетра купите! - лукаво улыбается соседка Люба. – Он не такой жирный, но все-таки…

ДОСЛОВНО

«Легальной черной икры в стране сегодня нет!»

Приходится уйти с рынка ни с чем. Местные чиновники счастливы – хорошо подстраховались, разогнали торговцев, московское начальство на прилавках запрещенную рыбу не увидело! Хотя Андрей Крайний все эти наивные действия подчиненных заметил.

- В том, что рыба здесь была, - никаких сомнений нет, - говорит Андрей Анатольевич, когда мы выходим с рынка. – По торговцам видно, как они подобрались, насторожились. Это проблема всех регионов, не только Красноярска. Выжигать ее надо… каленым железом. Вот смотрите – в Красноярске икру предлагают по 16 000 рублей за килограмм. Это копейки. Даром практически! В Москве она стоит в несколько раз дороже. При всем при этом ЛЕГАЛЬНОЙ черной икры сегодня в стране нет! В год на «фермах» добывается 7-9 тонн ее, в лучшем случае. Кстати, рыбу не убивают, ей делают кесарево сечение, она потом может давать потомство. Но даже эту икру продавать рука не поднимается. Ее так мало, что хватает только на воспроизводство. Конечно, можно выращивать на фермах «товарных» осетров. Но природа за такие штуки мстит. Третье поколение «искусственной» потомства не дает. Для воспроизводства все равно нужна рыба из естественных водоемов. Ситуация вообще чрезвычайно тяжелая. Если мы сейчас не поможем осетровым, они исчезнут. А это рыба реликтовая, ей 30 миллионов лет, она динозавров помнит! Не хотелось быть тем поколением, при котором она исчезнет с лица земли…

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Андрей Крайний в интервью «Комсомолке»: «За браконьерство в Иране полагается смертная казнь»

…О выращивании рыбы на «фермах»

- Мне приятно находиться у вас в гостях, в «Комсомолке». Я когда-то работал в этой газете, в Москве, правда.

Не обижая Красноярск, хочу сказать, что для госкомитета по рыболовству это не главный наш рыбный регион. Даже по вопросам журналистов видно, что вы не погружены в эту тематику – у вас лес, уголь, алюминий… Но вот что важно, почему я приехал – здесь идет речь не о десятках тысяч добытых тонн рыбы, а о десятках тысяч людей, для которых рыбалка – это отдых, досуг, страсть…

Ваш регион важен с точки зрения людей, их интересов.

В конце прошлого года по указу президента мы стали госкомитетом по рыболовству. Та реформа, которая началась в нашей отрасли, показала, что не все шло в ней правильно. 15 лет мы не занимались рыбой. Государство делало вид, что не существует этой проблемы, не существует этой отрасли.

А рыба не понимает наших бюрократических сложностей, она идет на нерест, как делала это миллионы лет. Мы в это время бегаем с бумажками от министерства, подписываем приказ, чтобы рыбаки могли выйти на путину. Если мы этого приказа не подпишем, то делаем их браконьерами – потому что рыбу они все равно будут ловить. Не было у государства возможности или желания заниматься этой отраслью, сейчас есть.

…Мы должны воспроизводить малька и выпускать назад, в реку. Мы не говорим сейчас о товарном выращивании. Мы говорим о мальке: это единственное, чем мы можем природе помочь, восстановить популяцию рыбы.

Можно выращивать и товарного осетра. Франция, которой мы когда-то продали технологию выращивания, в 2007 году впервые произвела 5 000 тонн черной икры на заводах!

Кстати, что вы знаете про гено-модифицированные продукты?

Вот семга у вас продается норвежская. Красивая, розовая…

А ее кормят модифицированной соевой мукой. Ученые провели эксперимент - кормили такой мукой крыс. Второе поколение грызунов выросло в два раза меньше, и не может дать потомство.

…О пятилетнем запрете на лов осетра

У нас есть научная квота – мы можем выловить осетров в целях воспроизводства для наших заводов. Буквально в эти дни наши бригады на Каспии не могут никого поймать – нет рыбы!

Каспий - море пяти государств: Россия, Туркменистан, Азербайджан, Казахстан, Иран. Я предложил коллегам своим, министрам рыболовства пяти стран, объявить пятилетний мораторий на вылов осетра в любых целях. Поговорил с учеными – можно потерпеть, вообще не ловить пока. Пока не официально, но есть сообщение, что мой азербайджанский коллега, и казахстанский, готовы поддержать нас. Мы будем встречаться в Астрахани в мае, на пятисторонней комиссии обсуждать этот вопрос.

…об уничтожении конфискованных деликатесов

В прошлом году в Астрахани шел госсовет по рыбе. И губернатор мурманской области начал говорить президенту о том, как у них изымалась браконьерская треска, и отдавалась в детские сады, или ветеранам. Все хорошо, ответил президент, но конфискат надо не раздавать, а уничтожать, - это общемировая практика. Давайте будем реалистами – инвалидам в доме престарелых можно дать по триста рублей и попросить сказать – что они ели икру. Теперь, по новому закону, изъятая нелегальная икра и рыба должна уничтожаться.

Вообще, нелегальный оборот средств по рыбной продукции составляет миллиард долларов в год. Представьте, что творилось когда закон об уничтожении конфиската проталкивали.

Было пять прямых поручений от президента, пять!

Но первый вариант закона, согласованный всеми министерствами и ведомствами, растворился в кабинетах белого дома, исчез

Пришлось пересогласовывать его, и документ все равно вышел. Но вы представляете уровень заинтересованности и лоббизма.

Миллиард долларов в год…

…О том, как японцы съели краба

С браконьерством ситуация аховая. Хищнически хватается все подряд такими горе-рыбаками. Плевать на все - можно брать, столько выдержит природа. Живем один раз! Давай, хапай.

Так японцы в свое время уничтожили популяцию краба – они его просто съели. И сейчас живут только на нашем.

Люди тоже пособники этой ситуации – когда покупают того же осетра, и едят. Я хочу донести одну простую мысль – когда вы покупаете черную икру и осетра, вы помогаете браконьерам, вы помогаете методично уничтожать эту рыбу. Она исчезнет с лица земли.

Самая острая ситуация с браконьерством – в Дагестане и Калмыкии.

Особенно в Дагестане. Там в нелегальный оборот вовлечены все. Может быть, за исключением президента.

А вот в Иране за браконьерство полагается смертная казнь

Я ни в коем случае не призываю к такому, но они там даже не утруждают себя строительством виселиц. Подгоняют просто кран и, … вы понимаете.

Читать полный текст новости Источник: krsk.kp.ru - Мария МИШКИНА
 
 
 
 

Обсуждение

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы добавить комментарий.